Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Трамвай желаний. Рушан Резепов

Сагит Фаизов

Трамвай желаний. Рушан Резепов



Роза и Рушан* поженились 15 июля. Мы с Ириной накануне – 14 числа. Одного и того же года и лета. Я по поводу наших настолько близких  свадеб переиначил известный стишок про розу и морозы:        

                                                                                                 

Ты прекрасна словно Роза,
Только разница одна:
Роза вышла за прораба,
Ты - за божьего раба.    
                                                                                                       
Накануне свадеб Роза и Рушан приезжали в Москву. Вместе, вчетвером, ходили по столичным салонам новобрачных. Рушан очень понравился моей теще, стал ее кумиром и другом. Я ее понимал. Рушан со своим рейгановским (американский президент) лицом и добродушной улыбкой был очень обаятельным. И я многие годы передавал их взаимные приветы.

Рушан строил. Любил это дело. В подробности своего ремесла он не вдавался, говорил только: “Реконструируем “Пионер””, строю “Детский мир”.

Ко мне в первые годы знакомства и родства относился придирчиво. Критиковал меня за всё: за то, что состою в КПСС (“карьерист”), за директорство в школе (“номенклатурщик”), за то, что уважаю куриное мясо (сам он был ненавистником кур и курятины), за позирование при съемке (“ты тут позировал” – “да, я тут позировал” – “ты тут позировал!” – “да, я тут позировал” – “ты позёр” – “ при съемке я позирую, все позируют” – “не знаю, не знаю...”). Не матерился.


Примиряла нас любовь к газетам и политическим известиям. Рушан читал “Литературку”, “Собеседник”, много чего, был очень сведущ в новейшей и текущей истории. Разговоры обычно начинал он, его первые фразы: “Саит, ты в курсе?”, “Ты мне вот что объясни”, “Слышал?” Про политику не спорили. Много смеялись. Смеяться он любил, сам провоцировал смех по самым разным поводам, политическим и неполитическим, то и дело подкидывая в топку смеха разные истории, ситуации, высказывания. Анекдоты рассказывал редко.

Качается в зыбях памяти дом 740 по Глебучеву оврагу. Из раскрытых окон второго этажа слышны голоса: Рушан, ты спишь? – Да, а что? – Саит пришел. – А... Саитжан! А я тут соснул малость, какие новости? - Пишу воспоминания, дорогой мой Рушан.

С.Ф.






Трамвай из детства. На таком трамвае, маршрут № 5, в первой половине 1960-х я ездил от Дивеевых (трамвай останавливался на Радищева) до Юмакуловых (трамвай останавливался после площади Ленина на дачных). На таком же трамвае я в 1960 году приехал с мамой к ее сестре Танзиля-абыстай Дивеевой-Сайфуллиной, матери изображенной здесь Розы Резеповой-Дивеевой, и их семейству во главе с Султан-бабаем (первый мой приезд в Саратов). Трамвай как-то по-особенному тренькал, скамеечки были ребристые, гудел он, набирая скорость, не так, как нынешние, более резко; на поворотах визжал, скрипел и истошно звонил, но очень мне всем этим нравился. Глебучев овраг, пересекавший улицу Радищева, был тогда глубже, улицу Радищева каждое утро мыли, а аллея на Большой Горной, от которой трамвай поворачивал к дачным, была немыслимо густой, с какими-то воротами, которые выходили на Радищева и провожали меня от одной моей тетушки к другой (я любил стоять на площадке в конце вагона). Снимок из альбома Розы-туганым Резеповой. Редакция фотоснимка и текст - С.Ф.
                                 





* Роза Резепова (урожд. Дивеева), моя двоюродная сестра, племянница моей матери. По линии отца ее происхождение связано с селом Кулатка Хвалынского района Саратовской области (из этого же села происходят известные Улюкаевы), по линии матери - с селом Верхазовка (Илмин) Дергачевского района Саратовской области. Рушан Резепов, ее супруг, родился в городе Марксе Саратовской области, происхождение его отца связано с селом Биктимировка Воскресенского района Саратовской области. Биктимировские Резяповы - их родственники, некоторые из них - мои ученики в Воскресенской средней школе (в 1976-1978 гг.).

9 августа 2018 г. Крым, Кутлак.

Станция Верхазовка. Журнал Новоузенского уездного земского собрания об одном проекте


Сагит Фаизов

Станция Верхазовка. Журнал Новоузенского уездного земского собрания об одном проекте







     В Верхазовке во второй половине прошедшего века еще можно было  слышать  предание о том, что через наше село могла быть проложена та железная дорога, которая проходит через Дергачи, да «тогдашние» старики этому проекту воспротивились и железная дорога досталась Дергачам. Я несколько десятилетий не мог найти объяснения этому занятному феномену устной памяти Верхазовки, но сегодня все-таки нашел – в протоколах заседаний Новоузенского земского собрания от 12 мая 1886 года. В тот день собрание обсуждало, среди прочих, проект общества Тамбово-Саратовской железной дороги и правительства, предусматривающий строительство магистрали между Покровской слободой, нынешним городом Энгельсом*, и городом Уральском, столицей Области Уральского казачьего войска. Дорога Тамбов – Саратов к тому времени уже пятнадцать лет как существовала.
Фрагмент протокола.
    «Читан доклад № 6 по вопросу проектируемой правительством железной дороги от слоб. Покровской к Уралу через Новоузенский уезд  и доложено сообщение землевладельца Якова Доремидонтовича Эсмонт по этому же вопросу <…>.
   Г. Гузев. Так как  железнодорожная линия проектируется в 2-х направлениях, от слоб. Покровской через с. Дергачи на Уральск и 2-я от слоб. Покровской через гор. Новоузенск на Уральск, то, мне кажется, собранию необходимо выяснить: которое из направлений более выгодно для здешнего края. По моему мнению, должно быть на с. Дергачи, так как в этом случае железнодорожный путь пройдет через более населенную часть уезда и на большем его протяжении сравнительно с линиею на Новоузенск.
   Г. Рождественский, не соглашаясь с мнением Гузева, напротив , доказывал, что направление железной дороги через гор. Новоузенск более выгодно для уезда». Журнал на 1886 год,  № 3 от 12 мая. Самара 1886. С. 15 (и 16-17).
Далее участник заседания Ильенко-Петровский высказался за прокладку линии на Новоузенск, но от Новоузенска  она должна была, по его мысли, идти на Индерские горы**. Обосновывая свое предложение, он сослался на брошюру А.В.  Лукина*** «Будущее железной дороги из Европейской России в Азию». Идея Ильенко-Петровского об ориентации на Индеры была отклонена, собрание решило ходатайствовать о прокладке магистрали через Новоузенск на Уральск. Если бы одобренный собранием проект был принят компанией и правительством как конечный, то дорога, с большой вероятностью, прошла бы мимо Верхазовки, поскольку одной из важнейших задач принципиально новой транспортной линии было активизировать торговые связи и благодаря этому всю экономику региона, - соответственно, она должна была пройти близко к населенным землям Осиново-Гайской и Дергачевской волостей (южнее Верхазовки и Сафаровки сел или деревень тогда не было) с дальнейшей ориентацией на поселок, или станицу, Чижинский 1-й****, находившийся в Области Уральского казачьего войска в среднем течении реки Чижа 1-я. Выбор такого маршрута соответствовал бы, в целом,  также карте водоразделов  рек Алтата и Красная, с одной стороны, и Чижей, с другой. Если бы маршрут прошел по верховьям Чижей, то есть севернее Чижинского 1-го, то карта водоразделов была бы учтена наилучшим образом – при некотором ущемлении интересов экономической географии.
   Станция рядом с Верхазовкой могла бы получить название по ближайшей известной реке – «Турмак», аналогично дергачевской станции «Алтата»*****. Замечу, что в 80-х годах девятнадцатого века в Верхазовка уже была станция – ямская, с постоялым двором и конюшней. Она была одним из опорных транспортных пунктов, соединявших Новоузенск с Алтатой и Дергачами.
   Первый поезд в Дергачи пришел в 1894 году.
Примечания.

*Саратов исходным пунктом не указывался – в силу отсутствия моста через Волгу и отсутствия прямой связи с будущим областным центром. Мост, напротив Увека, был построен в мае 1935 г.  См.  ст-ю «Саратовский железнодорожный мост» Википедии. Начиналась дорога, действительно, в Покровске, но сегодня "покровский" вокзал как железнодорожный уже не работает.
**Индерские горы – восточнее реки Урал в ее нижнем течении.
***Помощник начальника Тамбово-Саратовской железной дороги.
****Этот населенный пункт указывается на старых картах двояко: Чижинская 1-я (сер. 19 в.) и Чижинский 1-й (кон. 19 в.).
*****Название Алтата для дергачевской станции было выбрано по той причине, что к началу строительства линии Покровск - Уральск на карте железных дорог России уже присутствовала станция Дергачи (в городке с таким же названием под Харьковом, откуда происходят основатели саратовских Дергачей), железнодорожники не любят одинаковых названий в своей дорожной сети, по понятной причине.Попутно: станцию могли назвать "Хохлы Новенькие", так называлось - во второй пол. 19 в. - то место, где ныне находится админ. центр поселка; одно из двух первоначальных названий будущего районного центра тогда еще помнили.
Источник карты: Г.Н. Нелипа и др. Годы созидания. Приволжская железная дорога. 140 лет в документах. 2-е изд. Том 1. Саратов, 2014.
Вероятный рисунок маршрута Новоузенск – Верхазовка – Чижинский – Уральск, локализация Дергачей нанесены на карту автором заметки.
Опубликована 17 февраля 2018 г.

Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин

Сагит Фаизов

Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин



В «Машеньке», первом романе Владимира Набокова, наблюдается кодировка основных скрытых смыслов произведения при помощи японских лексем и письменности «хирагана», одной из трех систем японского письма, хотя, по меньшей мере, в двух случаях он обращается к системе «кандзи».

Путь кодировки.

Создавая планировку пансиона, в которой живут Ганин и другие персонажи, за исключением Людмилы, Набоков три комнаты располагает слева, другие три напротив слева, между двумя рядами комнат идет узкий коридор, который у столовой круто загибает вправо. Получившаяся схема своим прямым концом, началом коридора и прихожей, выходит к железной дороге, видной из комнат по обеим сторонам коридора, то есть железная дорога проходит перпендикулярно коридору. При этом Ганину мерещится, что поезда, с их грохотом, дымом и землетрясением, проходят через дом. Планировка пансиона, отмеченная подчеркнуто узким коридором и подчеркнуто тонкими стенами между комнатами, повторяет, в сочетании межкомнатных стен и коридора, рисунок двух знаков системы «хирагана» - «ма» и «ки» - и иероглифа «рука» системы «кандзи». Основной элемент всех трех знаков – вертикаль, пересеченная горизонтальными перекладинами (у «ма» и «ки» перекладин две, у иероглифа есть и третья перекладина, но она не пересекает вертикаль, а стыкуется с ней своей серединой, то есть обозначает, в проекции на план пансиона, стену между комнатами 1 и 6 и прихожей) [1]. Линия железной дороги, «проходящая сквозь дом», служит дополнительной подсказкой к распознаванию функции межкомнатных стен, в первой проекции, во-второй, сама по себе может прочитываться как основной элемент трех репрезентуемых знаков японской письменности – в силу того, что на картах двухколейная железная дорога изображается как длинная линия, пересеченная двумя короткими, трехколейная – с тремя поперечными короткими линиями [2].

Дополнительные указания на присутствие японского письма в кодировке: знаки «ма» и «ки» актуализированы в слове «макинтош», или в плаще, который носит Ганин, упоминанием этого макинтоша завершается роман; в разговоре с Подтягиным Ганин признается, что его настоящая фамилия не Ганин, но «фальшивая» фамилия персонажа образована второй половиной слова «хирагана», следовательно, «настоящая» - «Хирин»; Подтягин знакомит Ганина со своим одноклассником Куницыным – фамилия последнего призвана актуализировать стилистику «кунъёми» в чтении иероглифов «кандзи»; обрывок письма Людмилы, процитированный Набоковым, содержит четыре целых и почти в два раза больше  оборванных слов – напоминание о слоговой структуре «хираганы», «женского» письма японской культуры.  Общее указание на японскую кодировку дано в припоминании няни, которая ухаживала за Ганиным в усадьбе и которая любила «прибаутки, японские словечки, оставшиеся у нее от войны четвертого года»; сам Ганин в лучшие дни – «японские акробат». «Война четвертого года» находится в коррелятивной связи с японским обозначением апреля как «четвертого месяца» (комнаты в пансионе пронумерованы листками из апрельского календаря); иероглиф «месяц» (в «кандзи») имеет большое сходство с ящичками в столе, то есть связан с фотографией Машеньки, находящейся в одном из ящичков стола в комнате «1 апреля» [3].

Японские свечи*.

Какие смыслы высвечиваются японскими свечами, привнесенными Набоковым в комнаты русского пансионата в Берлине? Их несколько.
Читатель может догадываться, что старый русский поэт Антон Сергеич Подтягин, по существу, был обворован и убит Ганиным, поскольку паспорт Подтягина потерялся в автобусе, после того, как Ганин брал паспорт в руки и он оказался на сиденье, когда Подтягин платил за проезд, а отъезд Ганина во Францию, без визы, но не без паспорта, последовал на следующий день после пропажи подтягинского документа; возвратившись домой из консульства, вместе с Ганиным, поэт запер за собой дверь. Читатель может догадываться, но иероглиф «рука» в этой ситуации указывает на воровское действие в автобусе, а его числовое значение, равное 8 (и у его древнекитайского названия «шао» тоже 8) объединяет фамилии Ганин (конечное числовое значение 4) и Подтягин (конечное числовое значение 2), умножение 4 на 2 приводит к 8 [4], но потерпевший известен. Знак «ки» с его лексическим значением «может», относящимся к владельцу макинтоша, подтверждает верность подозрений Подтягина (и читателя). У знака «ма» лексическое значение «или» (ответ на подозрения Клары относительно того, мог Ганин взять деньги Алферова или нет),  конечное числовое лексемы «или» равно 1, то же значение у имени «Лев», принадлежащего владельцу макинтоша [5].

Другие актуализации японской письменности.

«Утро к ней не шло: лицо было бледное, опухшее, и желтые волосы стояли дыбом», - о Людмиле в день разрыва Ганина с ней. Стоявшие дыбом волосы находятся в коррелятивной связи с неожиданным характером визита Ганина и графическим образом знака «nu» хираганы, двумя «вздыбленными» линиями над округлостью и завитком, лексический смысл знака – «неожиданный».

Неразличение фонем «ф» и «х» японцами позволяет читать «Алферов» как «Алхеров», и в этом случае первый слог фамилии прочитывается как татарский глагол «ал» («возьми»); в соответствии с таким чтением Ганин ставит стрелку будильника Алферова на 11 часов – вместо нужного Алферову времени половина восьмого, но вначале поставил на 10 (сумма числовых значений «ф» и «е» равна 10, аналогичный показатель у букв «х» и «е» - 11) [6].

Суммы номеров противостоящих друг другу комнат пансиона составят ряд 975. В хронологии Японии это год деревянной свиньи (актуализация этого года дополнительно подсказывается тем, что поэт Подтягин лицом похож на морскую свинку; последние слова романа «деревянная лавка» - в одном предложении с макинтошем [7]). Конечная проекция ряда 975 – написанный в 975 г. стихотворный «Дневник стрекозы» («Кагэро-никки) поэтессы Митицуна-но хаха [8].

Cноски и примечания.

* Японские свечи — технический индикатор в виде ряда свеч, применяемый в графиках, главным образом для отображения изменений биржевых котировок акций, цен на сырьё и т. д. В Японии первоначально при помощи «свеч» строили графики, отображавшие динамику цен на рынке риса. Лексема «рис» находится в коррелятивной связи с псевдонимом Набокова «Сирин».  В романе необходимость свеч подразумевается в эпизоде, с которого начинается произведение Сирина-Набокова, когда Ганин и Алферов оказались в темноте в остановившемся лифте. См. об индикаторах:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Японские_свечи


1.       См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Японское_письмо
2.       Cм.: www.whitewater.ru › туризм
3.       О письменном столе в тексте: «Письменный стол покойника, дубовая   громада с   железной чернильницей  в  виде  жабы и с глубоким, как трюм, средним ящиком, оказался в первом номере, где жил Алферов». (Умывальник Клары, которая нравилась Ганину, тоже с ящичками.)
4.       Машенька должна приехать в 8 утра, две восьмерки связаны друг с другом, и эта связь бросает дополнительный свет на мотивацию бегства, или предательства, Ганина. «Три, четыре, пять, шесть, семь, восемь,--  повел  он пальцем по римским цифрам и замер, боком повернув голову, и одним глазом следя за секундной стрелкой», - отсчет Алферова ночью незадолго до приезда Машеньки. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       Русско-латинская кодировка: первые буквы фамилии-имени-отчества Подтягина образуют сочетание ПАС, к которому Ганин приделал латинское «porto» («ношу»), что находится в перекличке с латинским же «asportare» («уносить»), но припоминаемая Набоковым латинская фраза «omnia mea mecum porto» подразумевала ношение с собой сугубо духовных ценностей. «И  Клара с изумленьем заметила, что Ганин улыбается, - и его улыбку понять не могла» (у постели умирающего Подтягина).
6.       О фонемах «ф» и «х» в японской речи см.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Катакана
7.       Вряд ли можно сомневаться, что «деревянная лавка», над которой висит макинтош, противопоставлена здесь «love».
8.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Митицуна-но_хаха; Митицуна-но ха-ха считалась одной из трех красивейших женщин Японии, конечное числовое значение имени «Машенька» равно 9, сумме трех троек.

Опубликована 15 октября 2015 г.










 

Вчера тряслась нагая: опыт второй

Сагит Фаизов

Вчера тряслась нагая: опыт второй. Из цикла «Мастер и Маргарита»*

    См. опыт первый. Второй опыт у Маргариты приключился в начале Арбата с «каким-то освещенным диском, на котором была нарисована стрела». На самом деле, на диске был нарисована реклама поезда «Красная стрела», который начал курсировать между Москвой и Ленинградом в 1931 г.**. Реклама поезда висит над правительственной, сталинской, трассой, по которой Сталин проезжал из Кремля на дачу и с дачи в Кремль.

    В тексте: «Но и при медленном лете, у самого выхода на ослепительно освещенный Арбат, она немного промахнулась и плечом ударилась о какой-то освещенный диск, на котором была нарисована стрела. Это рассердило Маргариту. Она осадила послушную щетку, отлетела в сторону, а потом, бросившись на диск внезапно, концом щетки разбила его вдребезги». Ударилась Маргарита вовсе не плечом: «плечом (9) ударилась (5)» в переводе на вербальный язык с языка чисел означает, что контактная область находится ниже пупка (пятерка скрытых русскоязычных текстов с XV по XX вв. маркирует вагину в тех контекстах, которые рассказывают о различных «ударениях») и что контакт был сексуальным (число 9 характерных контекстов прочитывается как выражение «дев ять» или «деву ять»). Слово «щетки» с конечным числовым значением 9 может быть прочитано без буквы «щ», поскольку эта буква не имеет числового значения. Бросок Маргариты на диск говорит о повторении контакта - с нужной Маргарите интенсивностью, так, чтобы всё было «вдребезги».

    Целостное по смыслу словосочетание «концом (7) щетки (9) разбила (3) его (6) вдребезги (8)» своим конечным числовым значением, равным 6, напоминает о времени отправления поезда «Красная стрела» из Москвы (в 23.55, кон. зн. этих чисел 6). Слова «плечом» и «щетка»в проекции на «Красную стрелу» маркируют ее время в пути (9 часов 45 мин., кон. зн. чисел 9). Слово «ударилась» в той же проекции напоминает о дате начала функционирования «стрелы» - 1931 г. (кон. зн. чисел 5).

* Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.
** См. о поезде:
http://horde.me/cynical/krasnaya-strela-moskva---sankt-peterburg.html

Фаизов Сагит Фяритович  Вчера тряслась нагая: опыт второй. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 27 декабря 2012 г.

Персонажи и персоны мастера: Маленков

1.    
Сагит Фаизов


Персонажи и персоны мастера: Маленков. Из цикла
«Мастер и Маргарита»*



   Гражданка у гроба Берлиоза на автодрогах, у нее толстые щеки и заплывшие глазки. Ее проекция Маленков, Георгий Максимилианович, в 1934-1939 гг. заведующий отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б), в 1939-1946 гг. начальник Управления кадров ЦК и секретарь ЦК, в 1939-1952 гг. член Оргбюро ЦК.: Гражданка собирается сказать: «Прямо мистика!», те же слова несколько ранее произнес в троллейбусе «здоровенный» - Маленков (см. ст-ю «Здоровенный»).

1.       Здоровенный (2), мясистый (1) с (2) бойкими (2) свиными (2) глазками (2), сидящий (4) у (4) окна (6), кон. зн. 5, в троллейбусе. Его прототип-проекция: Маленков (2) Георгий (9) Максимилианович (9), кон. зн. 2. В описании присутствуют пять двоек, при этом первый элемент описания имеет конечное значение 2. Внешность «здоровенного» проецируется на Маленкова. «Маленький» сосед «здоровенного» - Микоян.


1.       Пролежнев. В тексте: «Хорош (3) и (8) наш (6) секретарь (3) Пролежнев (9), тоже (6) хорош (3)», кон. зн. 2.  Его прототип-проекция: Маленков (2) Георгий (9) Максимилианович (9), кон. зн. 2. «Наш секретарь» - намек на работу Маленкова в личном секретариате Сталина. Фамилия Пролежнев – намек на тучность Маленкова.



1.       Увесистый (8) зад (3), кон. зн. 2. Его прототип-проекция:  Маленков (2) Георгий (9) Максимилианович (9), кон. зн. 2.  У увесистого зада «тупоносые (5) ботинки (6) (кон. зн. 2) и (8) нижняя (9) часть (6) брюк (3) в (2) жилочку (6) (вместе начиная с предлога «и» - 7)», кон. зн. 9. «Жилочка» - намек на особые взаимоотношения Маленкова со Сталиным.

* Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста романа - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова.

Иллюстрация

Маленков, Г. Фото. Источник копирования: s_103.edu54.ru


Фаизов Сагит Фяритович Персонажи и персоны мастера: Маленков. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 21 сентября 2012 г.